МУДРОЕ ВСЕГДА
Я не верю в коллективную мудрость невежественных индивидуумов. Томас Карлейл.
Бедность - корень всех беспорядков в стране. Мо-цзы.
  ГЛАВНОЕ СЕГОДНЯ  
ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   ПОЛИТИКА   НАШ ИЗБИРАТЕЛЬ   СУД & ДЕЛО   СЛУХИ   ЗАБОРНЫЙ ЧАТ   ФОРУМ   ГАЛЕРЕЯ   БИЗНЕС  
NED: Имя им Легион

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14
Чужие в Украине: Дети Грантов

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Евреи и создание третьего Рейха

Части: 1, 2
ОБЫКНОВЕННЫЙ СИОНИЗМ

Части: 1, 2, 3, 4, 5
ЕВРЕЙСКИЕ ДИВИЗИИ СТАЛИНА

Части: 1, 2
WIKILEAKS: США О КОМИТЕТЕ ИЗБИРАТЕЛЕЙ ДОНБАССА

Части: 1
Новости@mail.ru:

АНДРЕЙ ЮЩЕНКО – ПЕРСОНАЖ И «ЛЕГЕНДА»
Часть 1 | Часть 2
ФСБ ОБЛИЧАЕТ: ОУН-УПА – ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

Части: 1, 2, 3
ЙА – БЛОНДИНКО? НЕТ, Я СЕКРЕТАРЬ!

Часть 1 | Часть 2

ЦЕНТР политического прогнозирования UA-PRAVDA





Одесская  Общественная Организация 'Единое Отечество'






Версия для печати ПОЛИТИКА
ВИТАЛИЙ АВЕРЬЯНОВ: «ПОХОЖЕ НА ТО, ЧТО В РОССИИ ПРЕДОТВРАЩЕН ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ»


В чем цель гибридной войны под видом пандемии коронавируса, что такое цивилизация потопа и при чем здесь все-таки Билл Гейтс

«Для того масштаба перемен, которые запущены сейчас в мире, можно было бы придумать предлог повесомее, чем COVID-19», — считает философ и писатель, соавтор «Русской доктрины» Виталий Аверьянов. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, как в российской власти были ликвидированы центры влияния «медведевских», кто начал «обнуление и зачистку» экономического пространства в мировом масштабе и какой поворот в истории может совершить стратегический треугольник России, Ирана и Индии.

 

 

Виталий Аверьянов — известный российский консервативный философ и писатель, один из главных учредителей, заместитель председателя «Изборского клуба». Автор концепции динамического консерватизма — о цивилизационном развитии на основе творческого осмысления Традиции. Был автором-составителем ряда масштабных коллективных трудов, таких как «Русская доктрина» (2005), «Мы верим в Россию» (2010), «Артель и артельный человек» (2014), «Доктрина Русского мира» (2016). В этом году при поддержке «Изборского клуба» вышла продолжающая данную идейную традицию работа «Русский Ковчег» (2020), в которой авторы описывают кризис мирового развития, противостояние цивилизационных моделей и особую роль России в сохранении баланса в мире и права цивилизаций на идейный суверенитет.

 


«ПОХОЖЕ НА ТО, ЧТО ПРЕДОТВРАЩЕН ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ»

— Виталий Владимирович, прежде чем говорить о нынешнем «коронавирусном» кризисе, давайте о том, с чем Россия в него вошла. Почему вы считаете, что перемены, объявленные президентом РФ Владимиром Путиным 15 января, — это симптом раскола и борьбы в верхних слоях российской элиты, чуть ли не попытки госпереворота? И почему это произошло сейчас, не раньше и не позже?

— Изменения носят скачкообразный характер, что совершенно не в духе Путина. Владимир Владимирович — эволюционный политик, не склонный к резкому нарушению баланса сил. Мое мнение таково: в декабре президент получил окончательные доказательства заговора, которые плели против него главы ряда олигархических кланов и высокопоставленные функционеры, в том числе и члены медведевского правительства. О том же косвенно свидетельствует и инцидент на Лубянке 19 декабря, который можно истолковать как «черную метку», отправленную Путину закулисными противниками. В данном инциденте с несколькими человеческими жертвами обнажился раскол элит. Когда последние раскалываются, в это втягиваются и спецслужбы…

Перелом налицо. Прежде всего сам факт переноса послания Федеральному Собранию на 15 января, лихорадочность и неподготовленность предложенных мер, неуклюжесть, выразившаяся в том, что к посланию совершенно искусственно была привязана отставка правительства, — все это бросалось в глаза. Ощутимо также изменение тона Владимира Владимировича: его обычно лапидарная и отточенная речь в первые месяцы этого года стала какой-то расшатанной и слегка заплетающейся. Подобное многие заметили.

Таким образом, новый курс Путина — это не готовившийся задолго план, а реагирование в условиях форс-мажора. Похоже на то, что предотвращен государственный переворот, который, впрочем, не просто намечался, а уже осуществлялся в ползучей форме, исподтишка. Имею в виду ставшие бичом российского государства неисполнение указов и установок президента, подтачивание доверия к нему, что в особенности ярко проявилось в пенсионной реформе, и многое другое.

— Если переворот предотвращен, значит, каким-то образом нейтрализованы его потенциальные «интересанты»?

— До конца ли разгромлены все «нервные узлы» и сплетения заговора? Точно сказать нельзя. Ликвидированы центры влияния в лице самого [Дмитрия] Медведева, который фактически блокирован на специально изобретенной для него должности с неясными полномочиями, а также генпрокурора [Юрия] Чайки, сконцентрировавшего под контролем своего клана немалые возможности и полномочия. Теперь данный клан фактически ликвидирован. Под вопросом место во всей этой игре [Владислава] Суркова, однако он подал в отставку (с поста помощника президента РФ — прим. ред.) почти сразу после отставки правительства. Не будем забывать, что Сурков, с одной стороны, был одним из немногих чиновников, решительно поддержавших присоединение Крыма, а с другой — он недвусмысленно солидаризовался с представителями «болотной оппозиции» в 2011 году, назвав их «лучшими людьми».

Финансово-экономический блок медведевского правительства теперь расколот и потеснен, однако Центробанк остался в руках агентов глобального банкинга, будем надеяться, что временно. Очень важным является шаг по деколонизации российского права — поправка в Конституцию о верховенстве национального закона над международным. Данный шаг Путина усложняет реализацию потенциальной «цветной революции», которая, безусловно, могла бы сопровождать госпереворот.

В общем, этот переворот со ставкой на Медведева как лицо, которое помогло бы обеспечить конституционно корректный трансфер власти в пользу ставленников внешних сил, не удался, но борьба элит не закончена. Она лишь вступает в острую фазу.

 

 

«ПРАВДЫ НАМ НЕ ГОВОРЯТ, НАСТОЯЩИЕ МОТИВЫ ВВЕДЕНИЯ «ЛОКДАУНА» ОТ НАС СКРЫВАЮТ»

— На фоне этих межэлитных проблем внезапно началась пандемия коронавируса. Как она скажется на реформе системы, задуманной президентом? Происходит слом парадигмы, делающий новый курс Путина невозможным, или же, напротив, российский сценарий вполне может вписаться в другой, глобальный?

— Трудно сказать, есть ли прямая связь между двумя этими сценариями. Если она существует, то эта связь обратная. Обострение конфликта внутрироссийких элит в конечном счете отражает глобальный тренд. Думаю, что в 2019 году и прогнозы по углублению рецессии в мировой экономике, и данные разведки о готовящихся решениях глобальной финансовой элиты, и даже элементарная интуиция могли подсказать, что очень скоро произойдет кардинальный сдвиг в международных отношениях, но конкретных сроков Путин, конечно же, не знал. Если бы знал, то успел бы провести конституционное голосование до карантинных мероприятий.

В результате сейчас наша правовая система оказалась в подвешенном состоянии, между старой и новой редакциями Конституции, но де-факто перестройка системы под новую редакцию уже идет полным ходом. В частности, функционеры скороспешно избавляются от двойного гражданства и от зарубежных счетов. По всей видимости, счета они переоформляют на родных или иных доверенных лиц, потому что без таких счетов невозможно обслуживать зарубежную недвижимость, от которой никто из них отказываться не собирается.

То, что происходит с так называемой пандемией в мире, — это реализация определенного плана верхушки западных, точнее, транснациональных правящих классов. Если новая разновидность коронавируса действительно была внезапной для них, то COVID-19 появился очень вовремя. В таком случае он стал предлогом для реализации тщательно продуманного плана Х, причем, заметьте, не безупречным, можно даже сказать, несколько выморочным. Для того масштаба перемен, которые запущены сейчас в мире, можно было бы придумать предлог повесомее, чем COVID-19.

— Что вы имеете в виду? Что вирус недостаточно опасен?

— Лично мне пришлось еще в середине марта, когда в России только началась медийная паника по поводу эпидемии, общаться по этому поводу с несколькими близкими людьми. Это весьма квалифицированные и опытные биологи и медики, с учеными степенями. В результате мы пришли к выводам, которые сейчас все больше и больше подтверждаются, во всяком случае, в научной среде, а именно: вирус является новым вариантом привычного для нас ОРВИ, отсутствие вакцины против него не является чем-то особенно опасным, поскольку подавляющее большинство зараженных организмов способно с ним справиться. Выработка коллективного иммунитета — дело неизбежное. Перенести данный вирус придется всем или почти всем нам. Собственно, большое число переболевших — лучшее лекарство от COVID-19, если смотреть в масштабах всего общества. Профессионалы знают, что благодаря такому коллективному «перебаливанию» вирус будет ослаблен и потеряет свою «убойную силу», которая в прогнозах западных научных центров и ВОЗ, принятых как руководство к действию, оказалась не просто сильно, а очень сильно преувеличенной. Это оказалось, что называется, нагнетание паники.

Но есть и уникальные черты у данной инфекции — то, что не было ясно в начале эпидемии. Теперь стало понятно, что, по разным оценкам, от 50 до 85 процентов заразившихся болеют бессимптомно. Это действительно очень странное свойство, оно наводит на мысль об искусственном происхождении вируса, ведь с такими свойствами зараза может весьма эффективно распространяться в обществе и при этом бьет по относительно узкой целевой группе, а большинство людей не воспринимают ее как болезнь. Строго говоря, они не болеют в бытовом смысле слова «болеть».

При такой заразности и подобном объеме латентных переносчиков вируса карантин не сработает. Он даже не сможет существенно сгладить кривую опасных тяжелых случаев, при которых инфицированных полагается направлять в отделения интенсивной терапии. То есть никакого существенного снижения нагрузки на клиники добиться путем политики «сидим дома» не удастся, а ведь такое уменьшение — единственное рациональное объяснение того паралича экономики, который был допущен практически во всем мире. Первым громко заговорил об этом, насколько мне известно, профессор-эпидемиолог из Оксфорда Том Джефферсон. Он заявил что вирус повсюду, что он невидим. Его выводы были подтверждены и Стэнфордским университетом, который провел исследование в одном из районов Калифорнии и обнаружил, что в действительности количество зараженных как минимум в 50 раз больше, чем это видно на официальных цифрах.

— То есть, по-вашему, эти исследования доказывают, что жесткий карантин не так эффективен, как это преподносится?

— Против заразы он не очень эффективен, но он весьма эффективен для разрушения индустриальной экономики. Данные, о которых я говорю, не были широко известны в январе и феврале, поэтому программа карантина, жестко воплощенная в Ухани, представлена как панацея со стороны ВОЗ и принята большинством стран. Но сейчас с высоты имеющегося опыта можно уже пересмотреть подход к так называемой массовой самоизоляции.

Даже с медицинской точки зрения она вредна. Гораздо больше людей может погибнуть от того, что сейчас система здравоохранения во многих странах, в том числе в России, экстренно переориентировалась на COVID-19. Многие больницы стоят пустыми и ждут «коронавирусников». Они не принимают плановых пациентов. Стало проблемой сделать серьезные анализы, к примеру, такие как биопсия. Многие пациенты, в том числе те самые старики, о которых якобы заботятся «карантинные диктаторы», находятся в режиме отложенного лечения. Это для многих из них означает опасность и даже угрозу их здоровью и жизни. Аналитики на Западе пишут, что огромный процент скончавшихся там приходится на дома престарелых, при этом есть основания полагать, что умирают они не столько от вируса, сколько от экстремального стресса. Недавние сообщения из Германии и Италии уже упоминали множество таких стариков, которые внезапно скончались без симптомов. Это неизбежное следствие зловещей паники, нагнетаемой СМИ.

Еще одно страшное свойство клинической практики, особенно в странах со слабой системой здравоохранения, — на все болезни пытаются натянуть подозрение на коронавирус, огульно «диагностируют» больных с разной этиологией и этих разных пациентов свозят в один госпиталь, что является грубейшим нарушением норм работы с инфекциями. Об этом в частных беседах и в соцсетях начали говорить медики, но такая ситуация, если она имеет место, попахивает не просто нарушениями, здесь просматривается состав преступления.

Для кого карантин действительно мог бы иметь смысл, так это лица с тяжелыми хроническими диагнозами. Для них COVID-19 выступает чем-то вроде катализатора-ускорителя смертельных болезней, которые тем не менее являются смертельными и без всякого коронавируса. Как правило, такие больные при виде угрозы (скажем, во время сезонной эпидемии гриппа) садятся на карантин добровольно.

— Тогда возникает вопрос: почему политики и правительства практически всех стран так легко поддались паническим настроениям, поверив в самые алармистские версии происходящего?

— Действительно, трудно поверить, что во всем мире нашлось всего три-четыре более-менее адекватных и критически мыслящих правительства: в Швеции, Японии и Беларуси, в меньшей степени в Нидерландах, где не стали вводить слишком строгий карантин.

В любом случае мы имеем дело с сокрытием какой-то правды. Одно из двух: либо это сговор политических лидеров, по какой-то причине взявших под козырек по отношению к глобальной «карантинной диктатуре», либо же лидеры получили некую секретную информацию, которую непозволительно раскрывать во избежание возможной массовой паники. Второе маловероятно, потому что так или иначе утечка за несколько месяцев уже должна была бы произойти, но не случилась. В любом случае не нужно быть конспирологом, чтобы ощутить, что правды нам не говорят и настоящие мотивы введения так называемого локдауна от нас скрывают. Поистине, разве такие беспрецедентные глобальные меры, сопровождающиеся беспрецедентным поведением ФРС США, могут инициироваться на всякий случай, по принципу «как бы чего не вышло»? Конечно же, нет.

Между тем доля летальных исходов COVID-19 даже в США и Италии составляет менее 0,04 процента от общей численности населения и менее 0,2 процента от числа заразившихся.

— Но разве в тех же Италии, Испании, США речь не идет о более высоком уровне летальности? Называют даже цифры до 10 процентов от идентифицированных больных.

— Протестирована всюду незначительная часть населения, даже людей, имеющих симптомы коронавируса, далеко не всех диагностировали. Но это лишь первая корректива. К ней нужно добавить бессимптомных зараженных, людей с сильным иммунитетом, которые тем не менее могут быть разносчиками вируса. По некоторым оценкам, их число превышает количество официально болеющих даже не в 50, а в 80 или 100 раз. Так что эта цифра будет пересматриваться, причем, что очень важно, по мере охвата диагностикой большей массы людей станет пересматриваться в сторону уменьшения.

Реальная картина кардинально расходится с прогнозами таких деятелей, как Нил Фергюсон, предрекавших миллионы погибших. Накопившийся массив информации о новом вирусе все больше и больше подтверждает версию о его стандартной опасности по сравнению с другими заболеваниями гриппозного типа, и вразумительных объяснений целей глобального карантина мы ни от кого не получаем. Вместо объяснения — жалкий лепет.


Что все подобное значит? Если обратить внимание на процессы, происходящие параллельно в мире финансов, на рынке нефти и рынке золота, невозможно отделаться от мысли, что за так называемой пандемией скрыта кампания, абсолютно далекая от проблем медицины и здравоохранения. Это задача политическая, связанная с переделом власти и пересмотром границ крупной собственности как правового конденсата власти. Фактически это гибридная война, которая ведется, в том числе и против России.

 

«В ЧЕМ СУТЬ ЭТОЙ КАМПАНИИ? ОНА ПРЕДПОЛАГАЕТ ОБНУЛЕНИЕ И ЗАЧИСТКУ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА В ГЛОБАЛЬНОМ МАСШТАБЕ»

— Может ли пандемия привести к смене как власти, так и ее курса в России?

— Да. Эта кампания не обращена конкретно против группы Путина, но она в определенном смысле направлена против всех государств, это попытка перераспределить их суверенитет в пользу глобальных субъектов где-то открыто (это решения ВОЗ, новые договоры ОПЕК и прочее), а где-то скрыто. В чем суть данной кампании? Она предполагает обнуление и зачистку экономического пространства в глобальном масштабе. После зачистки на поле придут крупные международные игроки, менеджеры и «дочки» тех самых сил, которые выступают заказчиками происходящего мирового беспредела, им будет отдан на откуп освободившийся от банкротов рынок.

Теоретически пока еще возможен и другой сценарий, назовем его условно «сценарий Глазьева». Он означал бы, если говорить совсем упрощенно, что Россия введет в первую очередь финансовый, а не какой-то другой карантин — против воюющей с нами антисистемной цивилизации (главный инструмент в новой мировой войне — финансовый), что страна национализирует собственный Центробанк, начнет массированно эмитировать рубль и кредитовать своего производителя. В данном сценарии не транснационалы, а сама Россия смогла бы решать, кому из субъектов рынка дать денег, а кому — нет, что взращивать, а что «притопить». Но пока такие вопросы решают за нас чужие дяди. И все развивается по негативному для нас сценарию с катастрофическим обвалом экономики, безработицей и обнищанием населения. Очевидно, что подобное приведет и к политическим последствиям. Понимает ли это власть?

Каждая неделя замороженной экономики уничтожает тысячи предприятий. Мое решительное мнение: с карантином нужно кончать как можно быстрее.

 

 

— А как же здоровье и безопасность людей, входящих в группу риска?

— Меры должны быть соразмерными. Нельзя лечить мигрень путем отрубания головы. Убив экономику, мы можем понести гораздо бóльшие человеческие жертвы, чем даже тысячи или десятки тысяч умерших от эпидемии. Ведь это не шутки — коллапс экономики автоматически ведет и к социальному взрыву. На одном репрессивном аппарате такую политическую угрозу нельзя купировать.

— Честно говоря, трудно поверить в согласованный сценарий такого мирового заговора…

— Мы вступили в переломную эпоху, и ее опасности лучше переоценить, чем недооценить. А чтобы понять природу этой гибридной информационной и финансовой войны, нужно принять как аксиому то, что является секретом Полишинеля для всех вменяемых и независимых экономистов: современный капитализм уже давно не является двигателем развития и всеобщего благосостояния. Он выродился в антисистемный уклад. В своей новой коллективной разработке «Русский Ковчег», вышедшей в феврале этого года, мы подчеркиваем, что банковская олигархия (так называемое глубинное государство транснационалов) стала преградой на пути нормального воспроизводства человечества, поскольку не может не заниматься ограблением остальных слоев общества и в особенности финансово неразвитых стран. Мировые олигархи создали систему-перевертыш, которая игнорирует реальный сектор и в которой не экономика создает деньги, а наоборот.

И уровень контроля над большинством государств через централизованно эмитируемые олигархией финансы достиг уже очень высокой отметки. Раньше степень ее контроля была ниже, к тому же отсутствовало ядерное оружие, поэтому накопившиеся неразрешимые противоречия сбрасывались в ходе мировых войн. Война «списывала» все неправды и пороки этой системы. В 80–90-е годы прошлого века та же задача была решена за счет демонтажа СССР и лагеря его союзников. Но на сей раз у глобальной антисистемы попросту не осталось жертв, кроме тех, что уже встроены в нее в качестве нижнего этажа. Ведь в нее уже вписаны и Китай, и Россия, потому антисистема начинает пожирать самое себя. Верхняя управляющая подсистема будет приносить в жертву наиболее слабые и наименее организованные части своей же системы.

Пока все развивается по очень тревожному руслу. Достаточно почитать прогнозы тех, кто близок к ВОЗ и «Хорошему клубу», тех, кто посвящен в мысли архитекторов карантинной диктатуры. К примеру, в отчете имперского колледжа в Лондоне, в документах правительства США речь идет об очень больших сроках этого «временного режима» — звучат такие цифры, как 18 или 20 месяцев. За такой период можно было бы напрочь «вычистить» мировую экономику и переформатировать сознание сотен миллионов людей. Но вряд ли им это дадут сделать — подобное было бы уже полным безумием со стороны действующих правительств.

«ЦЕЛЬЮ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЫ ЯВЛЯЕТСЯ ДЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ»

— У авторов этого сценария есть реально выполнимые задачи? Можно ли с какой-то степенью уверенности говорить о том, что подоплека вирусной гибридной войны понятна?

— Целью гибридной войны является деиндустриализация. Это в полной мере справедливо и по отношению к России, где после кризиса 90-х вырос пусть довольно чахлый, но все-таки заметный новый промышленный уклад. В последние лет 10 он был не в лучшем состоянии, после тучных нулевых наш средний и малый бизнес — нелюбимый пасынок у неолиберальных властей, его доля в экономике стремительно сокращалась. Нынешний карантинный кризис грозит практически похоронить его.

По оценкам представителей делового сообщества, 70 процентов производств обанкротится. Причем банкротство нельзя запретить, так же как нельзя запретить умирать. Для многих бизнесов запрет на банкротство, объявленный властями, лишь усугубляет ситуацию: в нынешних условиях, когда процедура банкротства невозможна, тем не менее кредиты не погашены, проценты по ним, пени и штрафы продолжают накапливаться. И весь этот долговой вал просто похоронит конкретных предпринимателей, а не спасет их для будущего посткризисного развития.

Карантин в России стал временем крайнего социального дарвинизма. Сфера услуг практически свернута, кредитные каникулы более чем для половины кредитуемых оказываются фикцией, частные банки не двигаются навстречу клиентам, несмотря на «рекомендации» власти. Идет война арендодателей и арендаторов: первые пытаются взимать арендную плату и при этом, ссылаясь на карантин, не обеспечивают доступ в арендованные помещения; вторые в свою очередь не платят аренду, ссылаясь на прекращение притока наличных средств и пустые кассы. Напряжение и недовольство в стране растут огромными темпами.

— Но если у мирового кризиса есть интересанты, вряд ли они это все затевали только ради России. Или деиндустриализировать надо всех?

— Да, и тут открываются страшные перспективы — выдуманная антисистемщиками карантинная диктатура является прикрытием начавшейся деиндустриализации очень многих стран. Первый удар пришелся по Китаю, в котором, по самым скромным оценкам, на данный момент полностью вышло из строя порядка 17 процентов производственного сектора. На то, чтобы справиться с этой брешью, теоретически у Поднебесной может уйти от года до двух, но это при том условии, что внешние рынки, которые также сейчас парализованы, сумеют обеспечить КНР заказами, сопоставимыми по объему с теми, что были до кризиса. Между тем нет никаких оснований полагать, что это будет так. Есть опасность не только не заделать эту брешь, но и потерпеть еще больший ущерб, чем тот, что есть сегодня. Удар карантина по другим экономикам приведет и уже приводит к цепной реакции разрушения производственных и сбытовых цепочек. Данный кризис может превратиться в самораскручивающуюся спираль новой Великой депрессии.

Россия же рискует второй раз за 30 лет стать жертвой искусственного уничтожения производительной экономики. Кто жил в 90-е годы, помнит, что тогда нас как народ как будто отпустили на бессрочные «каникулы», сделав беззащитными и заброшенными. Но предварительно нас ограбили, лишив сбережений, приватизировав предприятия, которые создавались трудом поколений. На этот раз те же силы, что и в начале 90-х, вновь пытаются нас ограбить, но уже не для того, чтобы отпустить на свободу, а наоборот — чтобы заново поработить.

 

 

«ПРЕСЛОВУТЫЙ «ЗОЛОТОЙ МИЛЛИАРД» ТОЖЕ РАССЧИТЫВАЮТ ХОРОШЕНЬКО ПОГРАБИТЬ»

— Кто же субъекты этой гибридной войны? США и западные страны, например Великобритания, являются ее бенефициарами или жертвами?

— Даже в англосаксонском мире, ядре капиталистической антисистемы, ситуация выглядит парадоксально. Бенефициарами этой войны могут стать лишь 100 или 200 семей транснациональной верхушки. А американцы и британцы мало того что пострадают от эпидемии, понесут еще и экономические, и финансовые потери. То же касается и европейцев на материке. В общем, пресловутый «золотой миллиард» тоже рассчитывают хорошенько пограбить, хотя, возможно, и в меньшей степени, чем другие нации.

Парадокс американской ситуации в том, что президент США оказался в оппозиции к мировому финансовому олигархату, потому что сценарий гибридной войны последнего ведет к последствиям, несовместимым с задачей переизбрания Трампа на новый срок. Довольно пикантный конфликт. Если бы не данная проблема, Трамп, вероятно, договорился бы с этим, назовем его условно, «Хорошим клубом», коллективным субъектом гибридной войны. Последний просто-напросто выступил заказчиком медийной паники — и для такой цели были привлечены ученые и функционеры из крупнейших западных центров и университетов. В частности, ими построены математические прогнозные модели, которые были, по всей видимости, продемонстрированы мировым лидерам в феврале текущего года и так сильно напугали их.

Мне доводилось участвовать в исследованиях по проблематике математического моделирования социальных и экономических процессов. В одном из таких проектов Института динамического консерватизма мы собирали лучших специалистов в этой области. Один из выводов, к которым я тогда пришел: математические модели могут быть достаточно точными при условии, если они честные. Но в реальной жизни такое моделирование очень часто осуществляется по заказу, так же как и социологические исследования. Так вот уже сейчас становится понятно: то, что сделали западные медико-биологические институты по отношению к короновирусу, — это не наука, а поведение «продажной девки», выполнившей пожелания заказчика.

— И в чем могут заключаться пожелания заказчиков? Кто они вообще?

— Многие мейнстримные мировые СМИ, такие как Euronews, настойчиво стремятся представить среди главных борцов с пандемией Билла Гейтса, ключевой фигуры «Хорошего клуба». Программа Гейтса, которую он пропагандирует повсюду: жесткий карантин, социальное дистанцирование, расширение тестирования на людей, не имеющих симптомов болезни. Наконец, его кардинальная позиция — упование только на вакцину, логичное для человека, делающего бизнес на вакцинации, ведь фонд Гейтсов известен своими масштабными «филантропическими» программами, которые нацелены на вакцинацию, планирование семьи и распространение ГМО-культур в отсталых странах.

Иными словами, программа Гейтса (а это, разумеется, не только Гейтс, но и фонд Рокфеллеров, и многие из членов «Хорошего клуба», и теневые кураторы Демократической партии США, ненавидящие Трампа) на данный момент полностью принята мировым сообществом, всеми его институтами и почти всеми странами. Принята как руководство к действию!

Трамп же оказывается в очень тяжелой ситуации, поскольку вынужден лавировать, отсюда непоследовательность его высказываний и действий. И все же американскому лидеру удалось сделать немало против акторов мировой гибридной войны: он обозначил позицию против курса на вакцину как панацею, заявив о курсе США на выработку «коллективного иммунитета», принял решение отказать в финансировании ВОЗ, которая превратилась фактически в филиал «Хорошего клуба»… Трамп пытается подвести мины под «глубинное государство».

— Но ведь мало организовать любую массированную кампанию, надо, чтобы в нее поверили. Судя по поведению большинства населения во всех странах, люди восприняли угрозу коронавируса как вполне реальную и согласны с карантинными мерами, хотя и обеспокоены экономическими последствиями.

— Как транснационалам удалось раздуть слона из такой мухи? Еще полвека назад подобное было бы невозможно, но западный мир в результате новой контркультурной и сексуальной революций очень ослаб психологически, стал первертным и изнеженным. Западному человеку свойственна так называемая ипохондрия здоровья с культом вечной молодости при фактическом раннем старении как психологическом феномене, с экологическими фобиями. Все это черты крайнего индивидуализма и страха, что называется, за «свою шкуру», но за ними скрывается буквальное шкурничество большого медицинского и фарма-бизнеса, прикрытое словесами о гуманизме и заботы о ближнем. В этом весь Гейтс и весь его клуб.

В таком тревожном обществе миф о вирусной пандемии действительно оказывается одним из самых эффективных способов манипуляции. Неслучайно в незападных обществах массовая истерия распространяется в первую очередь среди ориентирующихся на Запад богемно-интеллигентских слоев. Рабочие, крестьяне, солдаты, конечно же, к такой истерике не склонны — и они с недоумением наблюдают за всей этой свистопляской, которую можно назвать «порнографией страха»…

«ПОД ВНЕШНЕЙ ПОКОРНОСТЬЮ НАШИХ ГРАЖДАН ТЛЕЕТ УГОЛЕК СОЦИАЛЬНОГО БУНТА»

— А в России?

— Надо признать, что российское общество более консервативно и брутально, поэтому медийная истерия и сами меры по карантину вызывают у нас большое раздражение. Под внешней покорностью наших граждан тлеет уголек социального бунта.

На первый взгляд происходит нечто вроде учений, возможно, это всего лишь репетиция Большой Паники, которая запланирована на более позднее время и в связи с какой-то другой каверзной задумкой. При наблюдении за вирусной феерией у меня возникла ассоциация с теми учениями гражданской обороны, которые проходили в СССР в 30-е годы. Помните сцену с противогазами из «Золотого теленка», когда подпольный миллионер Корейко сумел улизнуть от Остапа Бендера? По сравнению с нынешними «учениями» и миллионерами-миллиардерами те смотрятся вполне невинно. Все это было бы смешно, кабы не далеко идущие последствия такой глобальной кампанейщины.

Если бы произошло чудо — и Путин бы воспользовался сложившейся ситуацией в интересах России и ее народа, тогда мог бы быть реализован условный «сценарий Глазьева», о котором я уже говорил. В данном сценарии, возможно, есть некоторые элементы опускания железного занавеса, тем более что пандемия вполне способствует такому решению. Глазьев выдвигает идею прекратить трансграничные валютные спекуляции. Это его предложение не ново, но почему-то именно на днях оно так «взбесило» руководство Центробанка... Интересно, почему? Неужели и впрямь Кремль всерьез рассматривает такой сценарий? Дай-то бог! Пора бы уже нашей власти осознать, что сегодня главная военная угроза — не в ракетах и бомбах, даже не в биологическом оружии или информационных диверсиях. Основная угроза этой гибридной войны — финансово-экономическая. Россия, чтобы сохраниться, должна объявить военное положение в сфере финансов.

Кстати, при таком сценарии самой эффективной мерой против паники было бы не ужесточение полицейских ограничений, а возвращение радикально суровых мер наказания в Уголовный кодекс, благо Госдума сейчас легко принимает еще немыслимые вчера поправки в Конституцию. И среди первых осужденных по новым статьям должны оказаться те, кто в верхнем эшелоне власти отвечал за «оптимизацию» медицины, кто саботировал «майские указы», кто продвигал пенсионную реформу. Тогда нехватка коек и средств лечения тяжелых больных коронавирусом получила бы адекватный ответ, пусть и асимметричный, потому что есть эпидемия гораздо более страшная, чем COVID-19, — это эпидемия безответственности. От нее наш народ очень устал.

— То, что вы предлагаете, чем-то напоминает кампании по борьбе с вредителями…

— Да, но мы не станем сейчас копаться в истории сталинских репрессий. Разве кто-то в здравом уме сегодня сомневается, что названные мной группировки либералов-«оптимизаторов» были для нашей страны самыми настоящими вредителями? Русские люди готовы терпеть страдания, если видят, что на этой земле есть справедливость. Но терпеть страдания и умирать от болезни в несправедливом государстве для нас вдвойне тяжело. Те, кто не осознает этого и думает, что обычному человеку важны лишь его здоровье и безопасность, видимо, судят по себе. Они ничего не понимают в России.

— Насколько наше общество готово к такому «новому курсу»?

— Действия властей, особенно московских, на местах обнажили бездну непонимания между властью и народом. К примеру, накануне знаменитой собянинской «ошибки 15 апреля» я общался с несколькими обычными москвичами, мы обсуждали запланированное на завтрашний день введение спецпропусков. Я слышал их опасения, что завтра (то есть 15-го числа) возникнут страшные пробки на въезде в город, а также толпы на входах в метро. Подчеркиваю, подобное понимали обычные москвичи. Почему элементарная мысль не пришла в голову высокоинтеллектуальному мэру и начальству московской полиции? Вскоре после этого в своем «Фейсбуке» я провел опрос на тему, как следует поступить Собянину после такого позора. Около 80процентов моих подписчиков, принявших участие в опросе, высказались за отставку мэра. Небольшой срез, конечно, но показательный, ведь я своих подписчиков специально не отбирал.

Ходят слухи, что в высших эшелонах российского чиновничества карантинная диктатура воспринимается как прекрасное условие для коррупционного «пира во время чумы». «Пилим как никогда!» — лозунг этих людей сегодня. Данные слухи очень похожи на правду.

Кому гибридная война, кому мать родна. Получается, что наши коррумпированные элиты видят в акторах гибридной войны своих союзников. Сжечь в топке кризиса фонд национального благосостояния, распилить все бюджеты и обанкротить Россию — вот их негласная программа, это плод всей политики постсоветских десятилетий. Вот какие элиты мы взрастили на обломках СССР.

«Они пилят там, мы — в России, каждый занят свои делом», — так думают отечественные мародеры. Но отличие наших мародеров от глобальных в том, что у последних есть опыт нескольких веков кризисов и депрессий, из которых они выходили гоголем. У них приготовлены все пути отступления, и они заранее продумали, как и во что конвертируют барыши и приращение своей власти. Наши же не понимают, какую яму они копают сейчас для себя.

— А что вы думаете о введении мер тотального цифрового контроля? Они ведь тоже вызывают отторжение у граждан.

— Такую тему у нас продвигают уже достаточно давно, но сегодня поражает в наших элитах их рьяная, неистовая вера в шанс, который дает пандемия, на срочную реализацию самых дерзких мечтаний о насаждении в России цифрового порядка. Идеологами данного курса у нас являются в первую очередь Греф и Собянин. На этой теме они очень сблизились. В то же время и премьер Мишустин движется в своем русле по киборгизации российского государства: мы видим, как быстро принят и закон об искусственном интеллекте (пока в качестве московского эксперимента), и закон о едином федеральном регистре, содержащем исчерпывающую информацию о населении. Параллельно Валентина Матвиенко при поддержке нового министра просвещения дала всем понять, что теперь, когда школьники, студенты и родители вкусили благ дистанционных форм образования, оно уже не будет резервным, а станет частью основного. К сроку подоспела и новость о скором внедрении новых паспортов и повсеместном распространении по всей Руси великой «криптокабин». Больше всех порадовала Скворцова, обещавшая нам высокоэффективную чипизацию-вакцинацию, чтобы следить за нашим здоровьем.

Стоит ли здесь растолковывать, насколько вся эта кампания вписывается в тот же самый тренд Билла Гейтса? Все сходится в одну генеральную линию партии «Хорошего клуба»: и новые формы контроля, и обязательная вакцинация, и деиндустриализация, которая, между прочим, является важнейшим требованием «экологистов» всех мастей.

Если это конспирология, то такая, которая начинает осязаемо воплощаться в нашей с вами повседневной жизни.

«ЦИВИЛИЗАЦИЯ ПОТОПА — ЭТО МИР «ЦИФРОВЫХ СЛАБОУМНЫХ», ЛЮДЕЙ С ПРОМЫТЫМИ МОЗГАМИ, В КОТОРЫЕ ВНЕДРЕНЫ ЧУЖДЫЕ ТРАДИЦИИ МИФЫ»

— Прошло 15 лет с момента выхода «Русской доктрины», одним из авторов и редакторов которой вы были. С вашей точки зрения, какие ее идеи и сегодня верны и актуальны? Что, возможно, оказалось менее актуальным в плане прогнозов?

— В «Русской доктрине», строго говоря, не имелось прогнозов. Там была развернута сетка сценариев, основные русла которых — оптимистический, пессимистический и инерционный. Реально ситуация развивалась в последующие годы по инерционному сценарию с небольшими вкраплениями элементов оптимистического. Но в целом именно инерционный сценарий реализован Путиным.

Сегодня большая часть идей и программных решений «Русской доктрины» либо столь же актуальны, как и тогда, либо актуальны с поправками на прошедшие и утекшие годы и упущенные возможности. Полностью деактуализировались лишь те наши главы, где речь шла о каких-то текущих вопросах — админреформе, военной реформе и тому подобное, хотя и оттуда при желании можно извлечь полезные мысли. В каких-то вопросах Путин постепенно, далеко не сразу сближается с «Русской доктриной»: так получилось с темами возрождения военно-промышленного комплекса, а также вопросом демографии.

Во время так называемой крымской весны стала животрепещущей такая тема из нашей доктрины, как «Русский мир», то есть цивилизационное прочтение национальной истории и современности. 15 января и в ходе внесения поправок в Конституцию можно говорить о еще нескольких шагах верховной власти навстречу мировоззрению «Русской доктрины».

— И как вы это оцените — как вынужденные уступки патриотическому большинству общества или все-таки собственную стратегию руководства страны?

— Думаю, наиболее вероятный ответ — это не замыслы и не уступки, а меры, принимаемые под давлением обстоятельств, потому что идея об органичном вхождении российской элиты в мировую оказалась несостоятельной, осознание этой горькой правды мучительно и трагично для наших вождей.

Признаком того, что власть так и не приняла цивилизационную стратегию, хотя и впустила ее в свою риторику, является хотя бы то, что стратегия не может сводиться к цифрам, она может иметь только приложения и выкладки в виде цифр, как это было, к примеру, у Сталина, политика весьма прагматичного (он всегда в своем идеализме и мечтах опирался на материальный фактор). Сейчас же вместо целей качественного преображения той или иной сферы или отрасли просто называются голые цифры денег, которые туда запланировали, что называется, вбухать. А значит, в России сохраняется чисто коррупционная мотивация, но не жизнестроительная.

Что же касается нас как сообщества экспертов, мы не останавливались. Наша команда после «Русской доктрины» создала целый корпус работ, ее развивающих, начиная от концепции «Сбережение нации» в 2006 году и вплоть до докладов «Изборского клуба», ставшего во многом нашим детищем. Данный поток не остановился, он продолжается. Не так давно мы собрали большую часть этих разработок в большом томе «Мы верим в Россию», вышедшем в прошлом году. Совсем недавно появился наш новый труд — «Русский Ковчег», который мы считаем прямым наследником «Русской доктрины».

— В «Русском Ковчеге» вы пишете, что начинается всемирный потоп, и даже говорите о «Цивилизации Потопа». Что вы понимаете под современным потопом и чего от него следует ожидать?

— То, о чем мы сегодня с вами говорим, — не что иное, как яркие симптомы уже начинающегося потопа. В работе «Русский Ковчег» мы, как мне кажется, достаточно полно и фундаментально обрисовали основные условия, тренды и сверхзадачи, в которых разворачивается текущая информационная и финансовая война. Становятся понятны ее корни и ее субъекты. Что такое потоп сегодня? Состояние, при котором сохранение человека как духовно-биофизической сущности встает под вопрос. В религиозных доктринах такое состояние описывается как конец цикла.

Один из соавторов «Русского Ковчега», генерал Ивашов, определяет такое состояние как фундаментальное противоречие между человеком и законами природы и космоса. «Цивилизация Потопа» — это глобальная, транснациональная сеть, сконцентрированная в основном в крупных городах. Поэтому мы еще называем ее Мегалополией. Сегодня она подошла к точке перелома, за которой антисистема примется за свои сущностные античеловеческие задачи. Это тотальный кибернетический контроль, сокращение населения, сбрасывание человеческого «балласта», вытеснение людей из производящей экономики. Окончательное уничтожение среднего класса, построение нового кастового порядка. Остановка «опасных», как считают глобальные финансовые элиты, тенденций технологического развития, которые они стараются удушить.

— Что это за опасные технологии?

— Людям, занимающимся реальными инновациями, известно, насколько хорошо работает разведка у крупных монополистов и как тщательно они отслеживают новые открытия и создание так называемых закрывающих инноваций, подрывающих их монополию. Не так давно была озвучена концепция «черного шара» Бострома (профессор философии Оксфордского университета Ник Бостром сравнивает технологии с содержимым ящика Пандоры, в котором лежат три типа шаров: белые — технологии во благо человечества, серые — нейтральные, черные — несущие опасность; шведский философ считает, что пока людям попадались только белые и серые шары, — прим. ред.), в которой прямо содержится призыв учредить глобальное управление по недопущению нежелательных инноваций, которые, как они предполагают, могут погубить человеческую цивилизацию. Для этой цели предлагается учредить международную полицию и ограничить суверенитет всех государств. Нынешняя эпопея с вирусом очень похожа на информационную подготовку населения к принятию подобных глобальных программ.

— Тотальная цифровизация — часть того, что вы описываете термином «потоп»?

— Тут есть даже буквальная игра слов. Потоп — это в том числе и цифровой флуд (в переводе с английского flood —  «потоп», «наводнение» — прим. ред.), душа современной сети, топящая разум и смысл в потоке избыточной информации, спама, рекламы, дезориентирующего фейка, навязчивого интерактива, в котором уже невозможно отыскать островок реальных человеческих ценностей. Особенно подобное опасно для детей, ведь родителям массовая технология информационного флуда кажется чем-то поверхностным. Им не удается сразу распознать, как деструктивно она воздействует на психику и интеллект их детей, но главным образом — на их свободную волю, потому что самое страшное в «Цивилизации Потопа» — заражение человеческой воли вирусами духовной лени и эголатрии, то есть самовлюбленности, деструктивного трепета по отношению к собственному «я». В психиатрии этому соответствуют социопатия, нарциссизм и целый букет пограничных расстройств личности.

«Цивилизация Потопа» — мир симулякров, разобщенных людей, «цифровых слабоумных», людей с промытыми мозгами, в которые внедрены новейшие мифы, чуждые традиции и не выдерживающие научной критики. Это конструкты «расы», «гендера», «биоразнообразия», «репродуктивных прав», толерантности, почти религиозного почтения к психоанализу и изобретениям философов «франкфуртской школы». Это мир, в котором на месте вчерашнего класса инженеров и технократов окажется слой вырожденцев — «прекариат» и «консьюмериат», то есть либо люди, сидящие на временных подработках, либо праздные иждивенцы, потребители «минимального гарантированного дохода».

Если Гейтс отвечает в данном проекте за сокращение избыточного населения и технологии контроля, то Сорос — за гендерное равенство, половое разнообразие, бездетность, аборты и суицидальную субкультуру. Третьим ключевым направлением внутри того же проекта является конструирование нового генетического материала, по сути, постчеловеческого. Как правило, это сопряжено с киборгизацией. Отборные и отредактированные гены, о чем мечтали фашистские апологеты евгеники, должны сочетаться и с искусственным интеллектом. И такой искусственный интеллект должен превратиться из оснастки, оснащения, чего-то орудийного, чем всегда была цивилизация, в органическую часть человеческого разума. Орудие станет субъектом, технология — человеком или тем, что вырастет на основе последнего.

«У РОССИИ ШАНСЫ СТАТЬ КОВЧЕГОМ СУЩЕСТВЕННО БÓЛЬШИЕ, ЧЕМ У ДРУГИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ»

— Почему именно Россию вы видите в качестве основного кандидата на роль нового Ноева ковчега?

— Сущность ковчега в отсутствии монополии. Узурпация высшей точки власти и влияния — это и есть подоплека потопа как состояния и причина потопа как катастрофы. Идеал полной глобализации и означает по существу сверхмонополию одного и единого центра. Кстати говоря, заведомое отбрасывание такого униполярного взгляда на мир очень остро представлено в исламе, пожалуй, острее, чем в христианстве.

Однако у России, на наш взгляд, шансы на то, чтобы стать ковчегом, существенно бóльшие, чем у других цивилизаций. Почему это так?

Начнем снизу. По оценкам самых разных экспертов, Северная Евразия — наиболее защищенная от природных катастроф область суши. Важнейшее преимущество России — ее ресурсные запасы, в том числе лесов и пресной воды, а не только ископаемых. На территории РФ почти половина мирового ресурса плодородных почв. При умелом использовании наша земля способна прокормить весь мир. Наконец, у России есть военно-технологический потенциал, а также все еще небезнадежный интеллектуальный и морально-волевой потенциал, хотя и подорванный.

Двинемся чуть выше. Мы увидим, что именно русские по своему ментальному складу думают о мире, воспринимают несправедливость и страдания в других концах Земли близко к сердцу. Такое свойство неслучайно. Именно Россия грезит альтернативным проектом мирового развития — это ее подспудная природная склонность. Причем у нас уже имеется опыт выдвижения мирового проекта одновременно прагматического (польза для себя) и альтруистского (польза для всех). Есть, кроме того, и тайный потенциал: дело в том, что каждое поражение РФ не уничтожает ее, а выполняет функцию «сжатия пружины». Уже через исторически короткое время это свойство «сжиматься» перетекает в свою противоположность — новую экспансию, гораздо более масштабную, чем на предыдущем этапе. В свое время я подробно описал данный феномен в своей книге «Природа русской экспансии».

— Но соответствует ли реальная Россия столь высокой миссии? Ведь вы же сами говорите о том, в каком состоянии пребывают ее экономика и общество, что в последнем зреют конфликты и недовольство властью. В состоянии ли мы предлагать миру альтернативные проекты, если не можем справиться со своими проблемами?

— Да, мы прекрасно осознаем, насколько далека современная РФ как государство от этой миссии и того состояния, которое позволило бы заявить данную миссию. Но если государство от этого далеко, то народ как носитель ментальности, его культура, «Русский мир» как цивилизационный второй контур, пульсирующий не в унисон с государством, а в собственном ритме, не так уж и далеки. Исторически эти два контура, два ритма иногда сливаются в симфонию — и тогда Россия добивается великих побед.

— Какую роль сегодня, с вашей точки зрения, играют регионы России в пространстве смыслов? Отличается ли роль регионов в вашей концепции построения цивилизации ковчега?

— На регионы РФ можно посмотреть как через призму конкретного вклада мыслителей и аналитиков в проектирование ковчега, так и с точки зрения конкретных национальных и религиозных традиций, «гениев места», родников «малой родины», подпитывающих «Великую Волгу» нашей исторической энергии. И то и другое для нас весьма важно. В «Изборском движении» немало региональных экспертов, и в написании упомянутой работы принимали участие отнюдь не только москвичи. Но второй аспект гораздо важнее: наши отличия, разница между, скажем, Москвой и Казанью, великороссами и татарами, христианами и мусульманами, Нечерноземьем и Поволжьем — все это делает ковчег настоящим. Ведь он по библейскому канону был не чем иным, как собирателем, сокровищницей для всего того, что Богу и Ною было жаль оставить на погибающей земле.

В концепции «Русского Ковчега» прямо утверждается, что для нас важен гражданин не как деэтнизированный «общечеловек», лишенный религии и малой родины, а как гражданин-носитель самобытной культуры, рода-племени.

 

 

«КИТАЙСКАЯ ОСЬ «НОВОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ» И ЗАПАДНАЯ ОСЬ С ЕЕ ПРЕТЕНЗИЯМИ НА «МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО» МОГЛИ БЫ БЫТЬ УРАВНОВЕШЕНЫ ЕВРАЗИЙСКОЙ ОСЬЮ СЕВЕР – ЮГ»

— Какой миропорядок может возникнуть после завершения начавшегося глубинного кризиса? Что ждет в этом миропорядке Россию и может ли она повлиять на его формирование?

— Еще в «Русской доктрине» мы предложили концепцию геостратегической активности России по принципу многоугольников взаимодействия. Эту концепцию сейчас мы развили дальше, в «Русском Ковчеге» она обрела более конкретные очертания. В настоящее время идет схватка двух супергигантов — совокупного Запада с возглавляющими его транснационалами и Китая, который также находится в тесном взаимопроникновении с частью мировой финансовой олигархии. РФ в этой схватке смотрится как лишнее звено, неспособное предложить роль балансира, а способное быть лишь досадной помехой для «осевого строительства» хозяев мира.

Однако и китайская ось «Нового шелкового пути» и западная ось с ее претензиями на «мировое правительство» могли бы быть уравновешены евразийской осью Север – Юг. В такой конфигурации эти оси оказались бы замкнуты на Россию и открыли бы для нее возможность, несмотря на ничтожный экономический и демографический вес, выполнять предназначение центра Евразии.

— То есть не привычная уже концепция России как моста между Востоком и Западом, а разворот «по вертикали»? С кем строить такую ось?

— Едва ли не единственный реалистичный вариант, способный выдержать испытание очень сложного поворота истории, — это потенциальный союз трех держав, стратегический треугольник взаимодействия России, Ирана и Индии. РФ в нем была бы не главным, а равноправным участником. Такой союз решал бы наиболее болезненные проблемы всех трех держав-участников. Но самое главное — он создавал бы новую геостратегическую зону, которая позволила бы трем нашим цивилизациям обрести независимость от двух «гигантов» с их подавляющим любого партнера влиянием.

Имея в числе стратегических союзников Индию с ее огромным потенциалом, мы бы и ее подстегнули к интенсивному развитию, смогли бы построить внушительный рынок для инвестиций, нового индустриального уклада и разработки новейших технологий. Также мы создали бы собственную валютную зону, самодостаточную финансовую систему, отбросив напрочь порочную ориентацию на мировую ростовщическую олигархию. Мы смогли бы эффективно решить вопросы безопасности и выстроить систему карантинов против «Цивилизации Потопа».

Наконец, такой стратегический треугольник неминуемо превратился бы в многоугольник, подобно тому, как в XX веке быстро выросло движение неприсоединения. К нашему союзу с большой долей вероятности тяготели бы Япония, Турция, большинство стран Евразийского экономического союза и многие другие. В «Русском Ковчеге» мы прописываем программу «Союза трех» подробно, вплоть до приоритетного перечня совместно внедряемых технологий и строительства транскаспийского пути с каналом, соединяющим Каспий с Персидским заливом, — это транспортная и логистическая альтернатива Суэцу и затратным обходным маршрутам.

— То есть в одиночку России с вызовами «антисистемы» не справиться? Нужны союзники?

— Экономические расчеты нашего института (Института динамического консерватизма — прим. ред.), работы Андрея Кобякова и его коллег показали, что альтернатив такому плану немного, если, конечно, мы хотим, чтобы Россия оставалась суверенной державой. В подобном нам видится выход из тяжелой ситуации, в которой оказалась теперь наша страна. Одновременно в этом есть и залог исторического творчества, ведь такой сценарий означает, что «конца истории» не предвидится, что откроется новый ее цикл и может быть построен новый миропорядок.

Сегодня ООН и ее институты подмяты «глубинным государством» и перестали играть достойную роль в регулировании мировых отношений. Евразийский союз трех кардинально изменил бы расклад сил в мире и смог бы инициировать деколонизацию международного права и строительство новой системы международных институтов. Таким образом, получается, что Россия сейчас приближается к решающему этапу своего развития и возможному решающему ее вкладу в мировое развитие. Нам необходима когорта политиков, мыслителей и практиков, умеющих не только считать и управлять, но и мечтать и дерзать, почему «Изборский клуб» и заговорил о Движении Русской мечты.

 

Аверьянов Виталий Владимирович  русский философ и писатель, общественный деятель, директор Института динамического консерватизма (ИДК). Доктор философских наук. Соучредитель и заместитель председателя «Изборского клуба». Автор более чем 20 книг, в том числе автор-составитель ряда масштабных коллективных трудов, таких как «Русская доктрина» (2005), «Мы верим в Россию» (2010), «Артель и артельный человек» (2014), «Доктрина Русского мира» (2016), «Русский Ковчег» (2020). Поэт и исполнитель песен.

Кандидатскую и докторскую диссертации защитил в МГУ. В 2002–2006 годах — научный сотрудник Института философии РАН. Работал в издательском бизнесе, участвовал в разработке крупных интернет-проектов.

В 2005-м стал одним из учредителей центра динамического консерватизма, возглавив вместе с Андреем Кобяковым коллектив авторов «Русской доктрины». С 2009-го — директор ИДК.

Под его руководством выполнены такие работы, как «Сбережение, развитие и приумножение нации» (2006), «Преображение России» (2007), доктрина «Молодое поколение России» (2008), сборники трудов ИДК (2011–2014), ряд докладов «Изборского клуба» и др. Многие из этих работ собраны в сводном томе «Мы верим в Россию: от Русской доктрины к „Изборскому клубу“» (2019).

Лауреат премии «Русский позитив», премии журнала «Наш современник»

Источник: Маринэ Восканян, «Бизнес Online»

Комитет


Версия для печати Обсудить на форуме (0)
Nick: Сообщение:
НОВОСТИ
Четверг, 22.10
Среда, 21.10
Вторник, 20.10
Понедельник, 19.10
Пятница, 16.10
Четверг, 15.10
Среда, 14.10
Вторник, 13.10
Понедельник, 12.10
Пятница, 09.10
НАШ ОПРОС
КАКОЕ ВТОРОЕ ГРАЖДАНСТВО ВЫ ХОТЕЛИ БЫ ПОЛУЧИТЬ?
Российское
Израильское
Американское
Не хочу получать
Я гражданин только своей страны
Не скажу
Ваш вариант
Любое, только не украинское

©komitet.net.ua, 2006