Закрыть [X]

ДОНЕЦК-2015 ГОД. ИНТЕРНЕТ-ИЗДАНИЕ

"Komitet.net.ua"

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ, ДРУЗЬЯ И КОЛЛЕГИ! 

Нам нужна ваша помощь!  

 Генеральный директор Интернет-издания «Komitet.net.ua» А.В.Хряков.

 

«Сбербанк России». Номер карты: 4276 8801 8811 6135 

 

Реквизиты для рублёвых переводов:

Получатель: Хряков Александр Витальевич

Счёт получателя:40820810252090024027

Банк получателя: отделение № 5221 Сбербанка России г. Ростов-на-Дону

ИНН Банка: 7707083893 

БИК банка получателя: 046015602

Корреспондентский счёт: 30101810600000000602

Код подразделения банка по месту ведения счёта карты (для внутренних переводов по системе Сбербанка России):5252210400

Адрес подразделения банка по месту ведения счёта карты: г. Ростов-на-Дону, ул. Гагринская,3.

Для валютных переводов:

Получатель: KHRYAKOV ALEXANDR VITALEVICH

Счёт получателя:40820810252090024027

Наименование банка получателя: SBERBANK (YUGO-ZAPADNY HEAD OFFFICE ROSTOV-ON-DON RUSSIAN FERERATION)

SWIFT-код: SABRRUMMRA1

Код подразделения банка по месту ведения счёта карты (для внутренних переводов по системе Сбербанка России):5252210400

Наш электронный адрес: komitet-post@mail.ru

 

Закрыть [X]
МУДРОЕ ВСЕГДА
Я не верю в коллективную мудрость невежественных индивидуумов. Томас Карлейл.
Бедность - корень всех беспорядков в стране. Мо-цзы.
  ГЛАВНОЕ СЕГОДНЯ  
ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   ПОЛИТИКА   НАШ ИЗБИРАТЕЛЬ   СУД & ДЕЛО   СЛУХИ   ЗАБОРНЫЙ ЧАТ   ФОРУМ   ГАЛЕРЕЯ   БИЗНЕС  
NED: Имя им Легион

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14
Чужие в Украине: Дети Грантов

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Евреи и создание третьего Рейха

Части: 1, 2
ОБЫКНОВЕННЫЙ СИОНИЗМ

Части: 1, 2, 3, 4, 5
ЕВРЕЙСКИЕ ДИВИЗИИ СТАЛИНА

Части: 1, 2
WIKILEAKS: США О КОМИТЕТЕ ИЗБИРАТЕЛЕЙ ДОНБАССА

Части: 1
Новости@mail.ru:

АНДРЕЙ ЮЩЕНКО – ПЕРСОНАЖ И «ЛЕГЕНДА»
Часть 1 | Часть 2
ФСБ ОБЛИЧАЕТ: ОУН-УПА – ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

Части: 1, 2, 3
ЙА – БЛОНДИНКО? НЕТ, Я СЕКРЕТАРЬ!

Часть 1 | Часть 2

ЦЕНТР политического прогнозирования UA-PRAVDA





Одесская  Общественная Организация 'Единое Отечество'






Версия для печати ПОЛИТИКА
АНДРЕЙ ЮЩЕНКО – ПЕРСОНАЖ И «ЛЕГЕНДА» - 2

... Виктор Ющенко с самого начала своей публичной политической карьеры декларировал особый взгляд на историю Второй мировой войны, не скрывал своих симпатий к националистическим формированиям ОУН-УПА и не делал особой разницы между советскими солдатами и гитлеровцами. Некоторые его оппоненты расценили «ревизионизм» Ющенко как следствие воспитания, полученного им в семье, и потому их особое внимание привлекла фигура отца Виктора Ющенко - Андрея Ющенко, о котором было известно, что он провёл в плену большую часть войны...

 Первую часть читайте здесь

 

 

1942 ГОД

В автобиографии (1945) говоря о том, что он делал после того, как оказался в Шталаге IVB, Ющенко сообщает, что его «везут» (или он «едет») в город Майсен в каменный карьер. В «Личной карточке» Шталаг IVB (1943) отмечено, что Ющенко за какую-то работу в период с 11 по 28 февраля 1942 года получил 1,4 марки. В качестве работодателя указано загадочное «204». Затем его «перевозят в город Лайпциг на завод с-хоз. машин».

Автобиография (1946) утверждает, что его «тслают наработу в г. Лейпциг». Лейпциг упоминается и в анкете (1946). Следует отметить, что какого-то особого «лагеря» в Лейпциге не существовало. Лейпциг – крупный промышленный центр в Саксонии, вокруг которого располагалось несколько крупных лагерей военнопленных и их филиалов. Обычно из близлежащих лагерей на немецкие предприятия отправлялись команды военнопленных. Завод, как правило, не являлся «лагерем», а лишь местом труда военнопленных.

Иногда пленные не только работали на предприятии, но и жили там в специальных помещениях, продолжая числиться в своём лагере. При этом вместе с военнопленными рабочими на предприятия направлялись и сотрудники «лагерной полиции», задачей которых было следить за порядком.

Осенью 1942 года Ющенко (возможно вместе с командой военнопленных) отзывают с завода в базовый лагерь Шталаг IVB. Сам Ющенко утверждает, что «за подготовку к побегу забирают в большой Лагерь 4 Б откуда везут в штрафной Лагерь г. Стольп на аеродром - готовит земляную площадку». Дело в том, что и Майсен, и Лейпциг, и Штольпен (у Ющенко - Стольп) - всё это населённые пункты Саксонии в непосредственной близости от Шталаг IVB (Мюльберг).

Скорее всего, имел место обычный перевод военнопленных с одного места на другое в пределах ответственности одного лагеря или между его филиалами. Это подтверждается и тем, что в немецких учётных документах Ющенко вплоть до весны 1943 года числится военнопленным Шталаг IVB.

«Подготовка к побегу» также вряд ли имела место, так как в тех же немецких документах о каких-либо побегах Ющенко в этот период нет никаких упоминаний. Возможно, говоря о «побеге» и «штрафном» характере некого «Лагеря г. Стольп», Ющенко стремился героизировать себя в глазах госбезопасности.

Собственно, и «нормальные» условия в Шталаге IVB ставили пленных на грань выживания. Бывший узник этого лагеря Борис Черезов вспоминал (речь идёт о лете и осени 1942 года - времени, когда там находился Андрей Ющенко): «Голод. Питание: одна большая и одна маленькая вареные картошки, это так делили. Приносили ведрами на несколько человек. Зелёный шпинат или суп из неочищенной картошки («Свиной»). Хлеб - полукилограммовая булка на 8 человек. Хлеб делится на спичечных весах, а затем один отвертывается и кричат: «Кому?» Если попадает горбушка, это счастье». 

Примечательно, что в автобиографии (1946) и анкете (1946) Майсен и Штольпен вообще не упоминаются. Из всего периода, связанного с пребыванием Ющенко в Шталаге IVB, он указывает только Лейпциг, где пробыл несколько месяцев.

При этом сам Шталаг, в котором Ющенко числился почти два года, даже не называется.

Наиболее вероятным объяснением такой «забывчивости» после войны может быть стремление Ющенко не привлекать внимание органов безопасности к Шталагу IVB. Что выглядит вполне логичным в том случае, если он был в этом лагере «полицаем».

Страх, что при дополнительной проверке бывшие заключённые могут опознать его, объясняет умолчание и ложь Ющенко об этом периоде своей биографии.

По воспоминаниям заключённых, «полицаи» Шталага IVB отличались особой жестокостью. Так, бывший узник этого лагеря Борис Черезов вспоминал: «На территории лагеря полицаи как собаки, бьют по причине и без всякой причины, таких еще нигде не видал».

 

1943 ГОД

В 1943 году, когда наметился перелом в войне, ситуация в лагерях военнопленных претерпела серьёзные изменения. Во-первых, сократился приток новых пленных. Во-вторых, изменились и сами пленные. Если в начале войны значительная их часть была деморализована, подавлена теми поражениями, которые потерпела Красная армия в начале войны, то в 1943 году в плен попадали те, кто хорошо знал о победах под Сталинградом и Курском, а также непосредственные участники этих сражений.

Военнопленные из числа тех, кто был взят в плен в начале войны, также получали информацию о победах Красной армии. Как вспоминал Пётр Палий, попавший в плен ещё в 1941 году: «Мы знали о полном разгроме немцев под Сталинградом и о гибели армии Паулюса, знали, что фактически теперь немцы перешли на оборонную стратегию и отступали по всей линии фронта под все усиливающимся натиском Красной армии».

Всё это приводило к тому, что разрозненные акты протеста в лагерях советских военнопленных стали превращаться в организованное сопротивление. Возникали крупные подпольные организации, в состав которых подчас входили представители разных лагерей, например «Братское сотрудничество военнопленных». 

Немцы учитывали эти изменения и по возможности старались не смешивать «новых» пленных со «старыми». Тот же П. Палий вспоминал, что «у новых пленных уже совсем другие настроения, смешивать их с нами немцам, по многим вполне понятым причинам, нежелательно». Кроме того, немцы усилили контроль за настроениями и поведением военнопленных, внедряя в их ряды агентов из числа военнопленных, ставших на путь предательства. В лагерях военнопленных этим занимался Абвер, в концентрационных лагерях - гестапо. То же «Братское сотрудничество» было ликвидировано немцами после внедрения в его состав агента-провокатора из числа предателей.

В 1943 году произошли изменения и в судьбе Андрея Ющенко - он покинул Шталаг IVB. В автобиографии (1945) Ющенко сообщает: «Летом 1943 года я убигаю, миня ловят и везут в центральный карцер и гестапо для военнопленных в г. Вольф, где зделав неудачный побег миня за километр од лагеря ловят, я ище сижу».

В автобиографии (1946) об этом говорится так: «звiдки я тiкаю мене словили i посадили в центральный iзолятор г. Вольф».

В немецких документах, имеющихся в нашем распоряжении, данных о каких-либо побегах в это период Ющенко не содержится, поэтому версия о побеге, как причине смены лагеря, представляется маловероятной.

Кроме того, в «учётной карточке военнопленного», заполненной в 1943 году в Шталаге XIIID, указывается, что в октябре 1943 года Ющенко находился не в «центральном карцере и гестапо («изоляторе») г. Вольф», а в Шталаге 5 Люфт г. Вольфен.

Сам Ющенко практически все свои перемещения из лагеря в лагерь объясняет очередным «побегом» (в автобиографиях и анкете он говорит о семи побегах с 1941 по 1945 год). Складывается впечатление, что версиями о «побегах» и «наказаниях» Ющенко пытался объяснить очевидную нелогичность и странность своих перемещений между лагерями, которые различались по своей специфике.

Так, Шталаг 5 Люфт, куда был переведён Ющенко, был лагерем для пленных из состава военно-воздушних сил. 

Обращает на себя внимание, что Ющенко, не имевший никакого отношения к ВВС, попал в лагерь для офицеров-лётчиков. Другая примечательная особенность - звание «старший лейтенант», под которым он числится в Шталаге 5 Люфт. Напомним, в Красной армии Ющенко был «старшиной», и именно с этим званием он и попал в плен.

Этот лагерь не являлся каким-то «штрафным» лагерем, напротив - пленные работали на предприятиях вместе с немецкими рабочими. Это также свидетельствует против утверждения Ющенко о том, что в Вольфене он якобы находился в «тюрьме и изоляторе» за побег. 

В Шталаге 5 Люфт действовало одно из отделений подпольной организации «Братское сотрудничество военнопленных». И именно в конце 1943 года, то есть в период пребывания в этом лагере Ющенко, там произошёл один из первых крупных провалов подпольной организации, ставших впоследствии причиной её ликвидации немецкой

контрразведкой и гестапо. По доносу агента-провокатора у некоторых военнопленных были изъяты программные документы подпольной организации, затем был проведён обыск во всём лагере и были задержаны некоторые её члены. В итоге организация

«Братское сотрудничество военнопленных» была разгромлена, а руководители были расстреляны в Дахау (В ходе теледебатов 20.12.2004 Виктор Ющенко, рассказывая об отце, утверждал, что тот некоторое время находился в Дахау. Документальных подтверждений пребывания Андрея Ющенко в Дахау пока не обнаружено).

Нельзя однозначно утверждать, что именно Ющенко причастен к истории с провалом

В январе 1944 года (то есть тогда, когда Андрей Ющенко, по его собственным словам, находился в «лагере 318» - Авт.) особый взвод был реорганизован и стал именоваться "Зондеркоманда-108" или "108-й рабочий батальон". Всего в нем состояло 150 человек, разделенных на 4 отделения: 1-е и 2-е готовили полицейских и надсмотрщиков, 4-е – контрразведывательную агентуру, 3-е - агентов для возвращения в органы "Цеппелина" ».

«Братства». Но странное пребывание Ющенко совпадает по времени с этим провалом. А очевидная недостоверность сведений, излагаемых Ющенко, наводит на определённые размышления.

29 октября 1943 года Ющенко был переведён в другой лагерь военнопленных. Сам Ющенко в автобиографии (1946) говорит про «Нюренберзьку тюрму», между тем немецкие документы однозначно свидетельствуют, что «старший лейтенант» Ющенко переведён из Шталага 5 Люфт (Вольфен) в Шталаг XIII D (Нюрнберг). 

Этот лагерь тоже был не совсем обычным. Там содержались пленные, представлявшие особый интерес для немцев. Бывший узник лагеря учёный-химик Игорь Влодавец, вспоминая историю своего плена, писал: «при отступлении угодил в плен к немцам... Те приняли меня за важную птицу, отправили в... Шталаг XIII-D». Долго в этом лагере Ющенко не задержался и вскоре был переведён в другой лагерь.

В автобиографии (1945) Ющенко сообщает, что в Нюрнберге он совершает побег (очередной), и его в декабре 1943 года ловят во Львове. Это утверждение выглядит неправдоподобным: чтобы добраться из Баварии до Украины, необходимо было пересечь не только Германию, но и Польшу и/или Чехословакию, что в условиях 1943 года для беглого военнопленного без документов было практически невозможно.

Далее Ющенко сообщает, что после поимки в декабре 1943 года во Львове его «везут в штрафной Лагер 318», где он затем находится три месяца. Это утверждение вызывает особый интерес. Во-первых, «Лагерь 318» - Шталаг VIIIF (318) ещё летом 1943 года был реорганизован, и на его базе был создан лагерь 344 (Шталаг VIII Е). Во-вторых, и это главное, известно, что под наименованием «штрафной лагерь 318» действовал так называемый «штрафной лагерь «Цеппелина».

«Предприятие "Цеппелин"» - разведывательно-диверсионный орган, созданный в 1942 году Главным Управлением Имперской Безопасности (РСХА) Германии для операций против СССР. «Цеппелин» занимался заброской подготовленной агентуры в советский тыл для сбора информации о политическом положении в стране, проведения антисоветской и националистической пропаганды, организации повстанческого движения, осуществления терактов по отношению к высшему партийному, советскому и военному руководству. 

Отбор и вербовка агентуры осуществлялись, главным образом, в лагерях военнопленных. «Цеппелин» был подчинён VI управлению РСХА на правах особого подразделения и действовал в тесном контакте с Абвером и командованием Вермахта, а также с имперским министерством по делам оккупированных восточных областей.

Как пишет Сергей Чуев, «штрафной лагерь «Цеппелина», скрывающийся под вывеской «филиала Шталага 318», не ограничивался только подготовкой диверсантов и радистов. 

Так, «в особом взводе готовилась контрразведывательная агентура, надсмотрщики и полицейские. Эту категорию агентов переодевали в гражданскую одежду и направляли на предприятия, где трудились рабочие-остовцы. В январе 1944 года (то есть тогда, когда Андрей Ющенко, по его собственным словам, находился в «лагере 318» - Авт.) особый взвод был реорганизован и стал именоваться "Зондеркоманда-108" или "108-й рабочий батальон". Всего в нем состояло 150 человек, разделенных на 4 отделения: 1-е и 2-е готовили полицейских и надсмотрщиков, 4-е – контрразведывательную агентуру, 3-е - агентов для возвращения в органы "Цеппелина" ». 

В автобиографии (1946) Ющенко ни словом не упоминает «штрафной лагерь 318», в котором, он, судя по автобиографии (1945), провёл целых «три месяца». При этом недельное пребывание в «Нюренберзькой тюрме» (Шталаг ХШ D) в автобиографии (1946) находит своё отражение. Если в 1945 году Ющенко утверждает, что бежал из Нюрнберга во Львов, то в 1946 году он заявляет, что из Нюрнберга бежал совсем в другую сторону - во Францию. С учётом того, что в немецких документах нет никаких указаний на факт очередного «побега» Ющенко в этот период, следует признать, что информация о побеге (побегах) не соответствует действительности.

С учётом вышеизложенного можно предположить, что Ющенко в 1943 году уже, возможно, являлся агентом «Цеппелина» или Абвера, занимающимся контрразведкой среди советских военнопленных. Такие агенты-провокаторы из числа военнопленных (или под видом таковых) внедрялись в лагеря для сбора информации, слежки, борьбы с подпольем, выявления как «подозрительных лиц» (комиссаров, евреев, сотрудников НКВД и др.), так и тех, кто мог бы стать перспективным объектом для вербовки.


Поскольку агенты формально не переставали числиться военнопленными, само внедрение их в другой лагерь не представляло особого труда. В качестве «легенды» агент вполне мог использовать факты своей собственной биографии, иногда с небольшими изменениями. Например, для внедрения в среду пленных офицеров агенту могли «присвоить» звание, которого он в реальности не имел.

Этим можно объяснить неожиданное «повышение» старшины Ющенко до «старшего лейтенанта» в период его пребывания в Шталаге 5 Люфт (Вольфен) и Шталаге XIIID (Нюрнберг).

Агенты и «лагерные полицейские» за свою работу поощрялись. Кроме денежного содержания их порой даже награждали немецкими наградами. Так, например в Дулаге

126 «лагерный полицай» был награждён Железным крестом II степени. Агентам и лагерным полицейским в качестве поощрения иногда предоставлялся кратковременный отпуск.

Именно отпуском «на Родину» можно объяснить пребывание Ющенко во Львове в декабре 1943 года. И, скорее всего, именно опасение, что свидетели могут сообщить, что Ющенко во Львове был не беглецом, а находился там в отпуске, заставляет его в автобиографии (1946) умолчать о Львове.

С учётом того, что лагерное подполье часто имело своих людей среди сотрудников канцелярии и даже в «лагерной полиции», внедрение агента-провокатора обставлялось необходимыми бюрократическими формальностями, в частности - на агента заводился весь необходимый комплект документов, как и на любого другого военнопленного. 

В автобиографии (1945) Ющенко сообщает, что после трёхмесячного пребывания в «лагере 318» его «везут в концлагер Аушвиц». В немецкой учётной карте указано, что он находится в Освенциме (Аушвице) с 24 февраля по 20 октября 1944 года.

Однако следует разделять «концлагерь Аушвиц» и «лагерь военнопленных Аушвиц». Освенцим представлял собой целый лагерный комплекс, в состав которого входили несколько лагерей. Немецкая учётная карта ясно свидетельствует, что Ющенко находился не в концентрационном лагере (Konzentrationslager Auschwitz), а именно в лагере военнопленных (Kriegsgefangenenlager Auschwitz) в звании «рядовой».

В карточке указан и регистрационный номер Ющенко - 11367. В автобиографии (1946) он сообщает, что в Освенциме ему делают новое клеймо с этим самым номером. Если учитывать разницу между концлагерем и лагерем военнопленных, становится понятным ответ на вопрос, которым задавались украинские исследователи: почему у Ющенко, поступившего в Освенцим в начале 1944 года, такой «маленький» номер? Скорее всего, дело в том, что в каждом лагере Освенцима была своя регистрация пленных и узников со своей системой нумерации, и свой «маленький» номер Ющенко получил в аушвицком лагере военнопленных.

В «лагере военнопленных Аушвиц» находился ещё один из лагерей «Цеппелина», где проходили обучение и проверку завербованные из числа военнопленных агенты, которых предполагалось забросить в советский тыл.

Подготовка агентов в этом лагере носила массовый характер, и немцы не могли обеспечить должный контроль за своими агентами. Как следствие, агенты - выпускники Аушвицкого лагеря часто переходили на советскую сторону. Такой случай, например,

произошёл в январе 1943 года в «Особой команде «Цеппелина» при оперативной группе «Д»», когда во время отступления немцев с Кавказа из 150 агентов – выпускников Аушвицкого лагеря по пути разбежалась значительная часть.

Поэтому немцы должны были предпринимать дополнительные контрразведывательные усилия с целью выявления тех «курсантов» из числа завербованных агентов, кто вызывал подозрения. С этой целью часто практиковалось внедрение к «курсантам» агентов контрразведки. 

Ющенко пробыл в «лагере военнопленных Аушвиц» почти восемь месяцев - до октября 1944 года.

В автобиографии (1945) он сообщает, что из Аушвица его в составе группы из 300 человек отправляют во Флоссенбург в качестве наказания за «бандитизм (побои полицаев)». В рассказе про «побои полицаев», возможно, содержится невольный намёк на реальные события.

Дело в том, что 7 октября 1944 года в Освенциме произошёл бунт одной из «зондеркоманд», состоящей из заключённых евреев. Как пишет научный сотрудник Украинского центра изучения истории Холокоста профессор Стер Елисаветский, по одной версии, произошло столкновение «зондеркоманды», состоящей из польских евреев, с охраной, в ходе которого несколько нацистов было уничтожено, но никто из группы восставших узников не уцелел.

По другой версии, восстание подняла «зондеркоманда», состоявшая из греческих евреев. Восставшие убили двух эсэсовцев и пытались выбраться за пределы лагеря, но персонал лагеря быстро справился с ними. Называется и число восставших евреев – 451 человек, большая часть их была убита во время схватки, оставшиеся (около 200 человек) были публично казнены.

Если предположить, что Ющенко был действительно причастен к этим событиям, то тогда, скорее, он был не среди восставших, а среди тех, кто подавлял это восстание. Для администрации лагеря вполне логичным было привлечь к подавлению бунта в первую очередь подразделения, дислоцированные в непосредственной близости. И вряд ли «курсанты» лагеря подготовки агентов, расположенного в самом Освенциме, не были задействованы в этой операции.

Вскоре после этого бунта немцы начали демонтаж концлагерного оборудования и эвакуацию лагерей Аушвица, завершившуюся в январе 1945 года. Команда, в которой был Ющенко, 20 октября 1944 года одной из первых отправляется из лагеря военнопленных Аушвиц в лагерь Флоссенбург.

В автобиографии (1945) он пишет: «по дороги мы бижим 25 человек. Ловлять миня в Праги, я миняю фамилию, садовлять в тюрму в г. Эгер - Карсбад-Эгер. Разоблачают и везуть в Бухенвальд где сижу одну неделю. Миня везуть в концлагер Флесембург». 

В автобиографии (1946) Ющенко излагает эти события следующим образом: «Вiдправляють в концлагер Фльосембург, де по дорозi нас 25 чоловж (цiлий вагон) нас знов утiкаемо де ловлять i сажають в тюрму Прага - Карлсбад, Егер i Фльосембург».

В целом версии совпадают, разница лишь в том, что в первой содержится интересная подробность про смену фамилии и указан Бухенвальд, который не упомянут в автобиографии (1946).
 

В анкете (1946) Бухенвальд также указан среди четырёх мест, где Ющенко, по его словам, находился в плену.

Версия, что военнопленный, совершивший побег, был пойман, разоблачён и направлен в лагерь по месту назначения, представляется маловероятной. Побег военнопленного - одно из тягчайших нарушений. Как вспоминал бывший военнопленный П. Палий, «побег советского военнослужащего из лагерей интернирования обычно кончается его смертью» (чего же мог ждать за свои многочисленные «побеги» Ющенко, если бы они были на самом деле!).

В Освенциме в наказание за побег одного заключенного казнили десять других узников. А, например, в том же Флоссенбурге, по пути в который якобы бежал Ющенко, за попытку побега был казнен Герой Советского Союза генерал-майор Иван Шепетов. 

Если Ющенко был пойман как беглый военнопленный, то его, скорее всего, не возили

 «..поезд, на котором ехал Андрей, должен был проследовать через Украину без остановок — он шел в Сибирь, куда вывозили немецкий завод. Туда отправляли и Андрея (Ющенко - Авт.)…

бы полтора месяца по тюрьмам и лагерям Чехии и Германии, а казнили бы сразу после поимки или в ближайшем лагере. Однако если допустить, что Ющенко был негласным сотрудником немецкой контрразведки или «лагерным полицейским», который отстал от эшелона, то после задержания и проверки его вполне могли направить по месту назначения. 

В этой связи обращает на себя и упоминания города Егер, а также Бухенвальда, где он побывал по пути во Флюссенбург. В город Егер (Богемия) осенью 1944 года был переведен один из особых лагерей по подготовке агентов «Цеппелина», а один из сборных лагерей «Цеппелина» находился в Бухенвальде, упоминаемом Ющенко в автобиографии (1945). 

Во Флоссенбург Ющенко прибывает 1 декабря 1944 года. Флоссенбург был лагерем с особо строгим режимом. В начале войны в лагере был создан «русский сектор», куда отправляли советских военнопленных. Интересно, что первая партия пленных поступила в 1941 году из Шталага IV В (Мюлберг), где тогда находился и Андрей Ющенко. В 1941 году «русский сектор» был ликвидирован (в том числе и из-за высокой смертности советских военнопленных, занятых, главным образом, на гранитных каменоломнях). Оставшиеся советские пленные были распределены по другим лагерям.

В течение войны в лагерь попадали «политические преступники» и особо важные пленные. Например, одно время узником лагеря являлся генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев, в 1943 году во Флоссенбурге были казнены генерал-майор авиации Григорий Тхор и упоминавшийся генерал-майор Иван Шепетов. А во время пребывания Ющенко в лагере там содержались и были казнены такие важные узники, как бывший шеф Абвера адмирал Канарис и руководитель Словацкого национального восстания генерал Голиан.

В автобиографии (1945) Ющенко, не указывая каких-либо подробностей о своём пребывании во Флоссенбурге, сообщает что 23 апреля 1945 года был освобождён американскими войсками. 

Автобиография (1946) содержит другую версию. В соответствии с ней Ющенко, во Флоссенбурге дожидается приговора - «дождавшись суда (повiшення) я зное тiкаю и потрапляю в зону Америки». И далее сообщает, что в январе (!) 1945 года он «идёт на свою сторону». Эта версия не выдерживает никакой критики. Во-первых, вряд ли немцы, приговорив Ющенко к смерти, стали бы откладывать исполнение приговора.

Например, того же Канариса немцы повесили во Флоссенбурге через несколько часов после вынесения приговора. А во-вторых, в январе 1945 года Ющенко никак не мог из «зоны Америки» попасть на «свою сторону», так как советские и американские войска встретились лишь 25 апреля 1945 года. 

В феврале 2007 года во время визита президента Ющенко в Германию специалисты мемориала во Флоссенбурге подготовили на основании имеющихся у них документов справку для журналистов о пребывании Андрея Ющенко в лагере. В ней, в частности, сообщается, что «последние военные месяцы Ющенко находится во Флоссенбурге. Ему удаётся избежать смертельно опасной разработки гранита в каменолоне. Как квалифицированный механик он работает на сборке самолётов «Мессершмитт». Эта информация также никак не согласуется со словами Ющенко о смертном приговоре, на который он якобы был осуждён.

В качестве объяснения противоречий в автобиографиях Ющенко можно предположить, что он во Флоссенбурге продолжает сотрудничество с немцами в качестве внедрённого агента-провокатора, либо «лагерного полицая».

И именно noэтому Ющенко в автобиографии (1946) «сокращает» своё пятимесячное пребывание во Флоссенбурге до одного месяца. Он как бы создаёт «алиби», стремясь уверить, что к событиям, происходившим в лагере с января 1945 года, он якобы не имел никакого отношения.

 

КОНЕЦ ПЛЕНА. ПРОВЕРКА 

Автобиография (1945) содержит указание на точную дату завершения пребывания Ющенко в лагере - «в 1945, 23 апреля освобождают Американцы». В автобиографии (1946) Ющенко говорит о том, что он покинул лагерь в январе 1945, совершив побег. В анкете (1946) Ющенко сообщает уже третью дату - «в VI-1944 р. я убежав». 

Разнобой в датах освобождения из плена порождает и разные версии в описании того, чем занимался Ющенко сразу после лагеря.

В анкете (1946) Ющенко сообщает, что после побега из лагеря (в анкете последним лагерем указан Бухенвальд) в период с июня 1944 года по январь 1945 года он - «Рядовий в Руському отрядi при Американськiй армii м. Верден». Версия представляется откровенно ложной - как в силу маловероят ности подобного развития событий, так и по причине её не ответствия реальным событиям Второй мировой войны. 

Во-первых, совершая побег из лагеря, находящегося в Германии, в июне 1944 года Ющенко следовало бы двигаться на восток - навстречу Красной армии, которая была ближе. 

Вместо этого он почему-то якобы идёт на запад, быстро пробирается через Германию и Францию(!), обманув и гестапо, а также германскую и французскую полицию, а затем

переходит линию фронта. И всё это в очень короткий промежуток времени - и побег, и зачисление в «Русский отряд при Американской армии» якобы происходят по версии Ющенко в июне 1944 года.

Во-вторых, в июне 1944 года союзники ещё продолжали вести бои в Нормандии, стремясь вырваться с занятых плацдармов на оперативный простор. Город Верден, где, как уверяет Ющенко в анкете (1946), он воевал в составе американской армии с июня, был взят американцами только 1 сентября 1944 года. Интересно, что город брала та самая 3-я армия, солдаты которой затем в апреле 1945 года освободили лагерь Флоссенбург.

И, наконец, согласно анкете (1946) Ющенко из «Русского отряда при Американской армии» в январе 1945 года попадает в «фiлтращонный лагерь НКВД м. Майсен», где проходит проверку до марта. Но советские и американские войска встретились лишь 25 апреля 1945 года на Эльбе, а город Май был занят советскими войсками лишь 7 мая в ходе Пражской операции.

Следует, однако, учесть, что в сентябре 1944 года из Франции и Великобритании прибыли первые советские граждане, освобождённые союзниками в Западной Европе.

 Очевидно, что в отношении Ющенко возникли серьёзные подозрения. Очевидно, с целью проверки показаний Ющенко были разосланы запросы в архивы. Так в фильтрационном деле появляются некоторые документы из немецких лагерей.

Но вплоть до встречи советских и американских войск на Эльбе, репатрианты возвращались морским путём через Одессу и Мурманск, и именно там они проходили фильтрационную проверку.

И если бы американцы передали Ющенко советским властям в январе 1945 года, то его так же, как и остальных, отправили бы морем в один из советских портов, и он бы проходил проверку на территории СССР, а никак не в Германии.

Поскольку автобиография (1946) так же, как и анкета (1946), содержит указание на то, что Ющенко уже в январе 1945 года перешёл с территории, занятой американцами в расположение советских войск в Германии, где якобы впоследствии и проходил проверку, можно с уверенностью утверждать, что и этот документ излагает ложную версию событий.

Таким образом, более соответствует истине версия автобиографии (1945), в соответствии с которой плен для Ющенко закончился 23 апреля 1945 года после освобождения Флоссенбурга американскими войсками, после чего он был передан советским представителям

Проверка бывших советских военнослужащих проводилась органами Главного управления военной контрразведки «Смерш» в несколько этапов. Первичная проверка проходила в армейских сборно-пересыльных (СПП) и фронтовых проверочно- фильтрационных пунктах (ПФП). Длился этот этап 5-10 дней. После этого бывшие пленные попадали во фронтовые проверочно-фильтрационные лагеря (ПФЛ), где в течение полутора-двух месяцев проверка завершалась.

Прошедшие проверку направлялись в воинские части или в рабочие батальоны, некоторые демобилизовывались по состоянию здоровья. Те, в отношение которых возникали серьёзные подозрения в том, что они служили в германской армии, СС, полиции, в формированиях коллаборационистов или сотрудничали с германскими спецслужбами, направлялись в спецлагеря НКВД. Некоторым разоблачённым предателям давалась возможность смягчить свою вину: они перевербовывались советской контрразведкой и сотрудничали с ней как агенты-опознаватели, выявляющие знакомых им пособников врага среди бывших пленных, проходящих фильтрацию.

В автобиографии (1945) Ющенко сообщает, что после фильтрационного лагеря он работал в городе Штейнау, где занимался демонтажем и подготовкой к эвакуации в СССР немецких заводов. И далее: «Окончивши демонтаж я получив разрешение ехать на родину к чему прилагаю справку». 

В автобиографии (1946а), в которой вообще нет никаких указаний на пребывание в плену, Ющенко сообщает, что «в 1945 г. из Кр. Армии был демобилизован как учитель», и уже с августа 1945 года работал учителем в УССР. 

А в автобиографии (1946) и анкете (1946) Ющенко сообщает, что проходил проверку именно в лагере НКВД. И это даёт основания предполагать, что в отношении Ющенко

уже тогда возникли определённые подозрения. Из лагеря его сначала направляют в город Штейнау, где он якобы работает писарем при военной комендатуре, а затем занимается демонтажем немецких заводов (вывозившихся в СССР в качестве репараций). 

В автобиографии (1946) и анкете (1946) не содержится информации о том, на основании чего он уже в августе 1945 года оказался на Родине.

Ситуация, когда Ющенко оказывается на Родине уже в августе 1945, представляется странной. Он не мог уже в это время быть демобилизованным из армии или рабочего

батальона ни по возрасту, ни как учитель. Дело в том, что Указ Президиума ВС СССР о демобилизации «учителей» был подписан лишь 25 сентября 1945 года, а Указ о демобилизации военнослужащих 1919 года рождения был подписан только 20 марта 1946 года.

Возможным объяснением является история, рассказанная в подготовленной предвыборным штабом Виктора Ющенко статье «Узник № 11367». Из статьи, подготовленной в том числе и на основании рассказов членов семьи Андрея Ющенко, следует, что он в 1945 году не получал разрешения вернуться на Родину после демонтажа немецкого завода и не был демобилизован как «учитель»: «..поезд, на котором ехал Андрей, должен был проследовать через Украину без остановок — он шел в Сибирь, куда вывозили немецкий завод. Туда отправляли и Андрея (Ющенко - Авт.)…

Очень может быть, что oн вновь оказался бы заключенным в лагерях НКВД (вряд ли это было возможно только лишь из-за факта физического сопровождения эшелона с оборудованием - Авт.). Андрей решился на последний в своей жизни побег. За сорок километров до родной Хоружевки спрыгнул с поезда и пошел в село».

Судя по документам, по возвращении на родину Ющенко в августе 1945 года поступил на работу учителем истории и географии в школу села Вильшаны Сумской области. В январе 1946 года он перебрался в другое место - в село Козельне, где устраивается директором сельской школы.

Там он тоже долго не задерживался и уже в августе 1946 года отправился на Западную Украину - в Станиславскую (ныне Ивано-Франковскую) область в село Большая Каменка. Но уже в следующем, 1947 году, Ющенко покидает и эту школу.

Таким образом, несмотря на противоречивость показаний Ющенко об обстоятельствах его проверки органами госбезопасности, можно предположить следующую версию. 

Ющенко проходил фильтрационную проверку в течение весны-лета 1945 года. И уже тогда в отношении него возникли определённые подозрения, о чём свидетельствует тот факт, что Ющенко находился в лагере НКВД, а не во фронтовом проверочном лагере. «Работая писарем в военной комендатуре Штейнау» (С учетом изобилующих ошибками малограмотных текстов, автором которых является Ющенко, трудно предположить, что он являлся именно писарем в комендатуре. Возможно, Ющенко, в отношение которого уже тогда были определённые подозрения, некоторое время привлекался советскими органами для опознавания других предателей), Ющенко имел доступ к документам и бланкам документов.

И, вероятно, мог каким-то образом добыть бланки или подделать необходимые документы, в частности, справку о демобилизации («разрешение ехать на родину»). По прибытии Ющенко в СССР, видимо, предполагалось завершить проверку обстоятельств его пребывания в плену. Но Ющенко совершил побег.

Имея на руках подложные документы (в том числе и «разрешение ехать на родину»), он устроился на работу в сельскую школу. Именно тогда, 17 августа 1945 года, Ющенко по требованию органов госбезопасности и пишет автобиографию (1945), к которой прилагает те самые документы из Штейнау («разрешение ехать на родину»).

Ющенко почти сразу становится объектом пристального внимания со стороны органов безопасности. Его вызывают, начинают интересоваться обстоятельствами пребывания в

плену и возвращения на родину Ющенко, скорее всего, не был уверен в том, что сможет пройти новую проверку, и через месяц срочно перебирается в другое место. На срочность указывает и то, что учитель Ющенко вдруг покидает школу в середине учебного года. 

В январе 1946 года переезжает в другое село той же Сумской области, но и там долго не задерживается. Вероятно, и там им заинтересовались органы безопасности. Словно заметая следы, Ющенко перебирается в другую область – на Западную Украину. Чтобы избежать внимания местных органов безопасности, Ющенко в своей автобиографии (1946а), заполненной 7 сентября 1946 года при поступлении на работу, ни словом не обмолвливается о том, что был в плену. Нет и указания на довоенную судимость. 

В автобиографии (1946а) говорится, что он учился в Харьковском пединституте и в 1939 году с 3-го курса был призван в армию. А из армии якобы был демобилизован «как учитель» в 1945 году.

Однако надежда Ющенко на то, что он сможет избежать внимания со стороны органов безопасности, не оправдалась.

Эта автобиография привлекла внимание контрразведчиков - в фильтрационном деле находится рукописная копия этого документа, заверенная офицером госбезопасности.

Возможно, что её передал в органы какой-нибудь бдительный кадровик из отдела народного образования, обративший внимание на противоречивость документа - Ющенко по этой автобиографии призван в армию как студент, а демобилизовался уже как «учитель».

Это порождало обоснованное подозрение, что автор автобиографии - самозванец, который, не имея ни образования, ни педагогического опыта, обманным путём занимает пост директора школы. И органы госбезопасности вновь занялись Ющенко.

Уже 31 октября 1946 года Ющенко отвечает на анкету (1946), в которой ему приходится подробно отвечать на вопросы, касающиеся его биографии. В анкете Ющенко сообщает, что находился в плену с января 1942 года по июнь 1944 года. То есть фактически скрывает полгода плена в начале войны и почти целый год - в конце. (Выше мы указывали на то, что наиболее логичным объяснением этого может быть стремление скрыть реальные факты сотрудничества с немцами в этот период.) В анкете указаны некоторые лагеря, где находился Ющенко, «Русский отряд при Американской армии в г Верден» и «фильтрационный лагерь НКВД в г. Майсен». 

Очевидно, что такая версия ещё больше заинтересовала органы госбезопасности, и через месяц - 31 ноября 1946 года Ющенко вновь заставляют писать автобиографию. В этот раз Ющенко указывает, что в 1939 году закончил Харьковский пединститут, после которого вплоть до призыва в армию работает учителем в Ростовской области. Время пребывания в плену в плену - с января 1941 года по январь 1945 года.

В автобиографии не указаны некоторые лагеря, в частности, Шталаг IV В и «лагерь 318», где он в общей сложности провёл около 2 лет. Можно предположить, что, Ющенко пытался не указывать именно те лагеря, бывшие узники и персонал которых могли опознать его как предателя.

Однако Ющенко не удалось развеять подозрения в свой адрес. И после того, как активность контрразведчиков усилилась, он вновь меняет место работы. В ноябре 1947 года Ющенко внезапно увольняется из Каменской школы, покидает Прикарпатье и переезжает в Сумскую область. 

Трудно понять, на что рассчитывал Ющенко, когда каждый раз описывал свою биографию по-новому. Возможно, он надеялся на то, что все версии, написанные им для разных районных отделов госбезопасности, никогда не окажутся вместе, и ему удастся убедить контрразведчиков в своей невиновности. 

Возможно, часто переезжая с места на место, он рассчитывал, что сможет затеряться, и в результате органы госбезопасности упустят его из виду. Этого, однако, не произошло. 

В отношении Ющенко оперативно-следственные действия продолжались несколько лет. Из документов фильтрационного дела, которые имеются в нашем распоряжении, последний датирован 5 января 1950 года. Все его автобиографии, анкеты были сведены в одно общее дело.

Однако нам не известно, к каким выводам пришло расследование, и как оно отразилось на судьбе Ющенко. 

Ясно, что следователи ни минуты не сомневались, что Ющенко лжёт - он сам себя изобличил, давая разные версии своей биографии. Очевидно, что в отношении Ющенко возникли серьёзные подозрения. Очевидно, с целью проверки показаний Ющенко были разосланы запросы в архивы. Так в фильтрационном деле появляются некоторые документы из немецких лагерей.

Но точно установить вину Ющенко органы госбезопасности не смогли. Вероятнее всего, ему не стали предъявить конкретных обвинений в силу недостаточности улик. Следует отметить, что выявление предателей, которые открыто служили в тех или иных формированиях на стороне Германии, было гораздо проще, чем разоблачение агентов разведки и контрразведки.

Пособничество врагу участников коллаборационистских вооруженных формирований, сотрудников полиции и работников немецкой администрации в период их службы на стороне Германии было явным. Они ходили в немецкой форме, открыто получали жалованье, расписывались в ведомостях, их имена сохранились в списках личного состава тех формирований и организаций, в которых они служили врагу. И даже в этом случае имеется масса примеров, когда предатели уходили от ответственности, а некоторых заслуженная кара настигла лишь многие годы спустя.

Так, палач Хатыни, начальник штаба 118-го батальона полиции Васюра был разоблачён и осуждён только в 1986 году. А до этого момента он пользовался в Советском Союзе уважением как герой-фронтовик, его имя даже было внесено в список почётных курсантов одного из киевских военных училищ. А эмигрировавший в США Иван Демьянюк так же, как и Ющенко, рассказывал, что в годы войны он был узником нацистских концлагерей, в том числе и Флоссенбурга.

И лишь сравнительно недавно было установлено, что во время войны Демьянюк являлся сотрудником «лагерной полиции» и охранником в Собиборе, Треблинке и в том самом Флоссенбурге, где отличался особой жестокостью.

Гораздо сложнее обстояло дело с разоблачением завербованных агентов. Их работа на врага и в период войны осуществлялась тайно. Сам смысл деятельности внедрённых агентов в том чтобы их принимали «за своих». Например, агенты, которые внедрялись в среду военнопленных, сами по документам проходили как военнопленные. Они всячески скрывали свою принадлежность к агентуре немецких спецслужб, их специально обучали методам конспирации.

Об их реальной деятельности знал узкий круг осведомлённых лиц, в переписке они фигурировали под кодовыми кличками и псевдонимами. Списки агентуры, как правило, не дублировались, и в случае угрозы эти документы уничтожались в первую очередь. Изобличение таких предателей требовало большого труда, профессионализма, настойчивости со стороны сотрудников госбезопасности и даже везения. Не всегда их усилия приводили к результату.

Поэтому, если предположить, что Ющенко во время войны сотрудничал с немцами в качестве внедрённого агента, то нет ничего удивительного в том, что органы госбезопасности при всех подозрениях не смогли изобличить его.

Мог сыграть свою роль и так называемый «человеческий фактор». Например, Ющенко мог помочь кто-нибудь из знакомых сотрудников органов безопасности. Известно, что семья Ющенко была в хороших отношениях с семьёй Бориса Шульженко, который впоследствии стал заместителем пред седателя КГБ Украины. Жена Андрея Ющенко - Варвара - вспоминала, что Шульженко был другом детства (и Борис) Шульженко и Андрей Ющенко - сверстники, оба родились 1919 в году), часто приезжал в Хоружевку и посещал школу, в которой работали супруги Ющенко. Шульженко вполне мог быть тем, кто помог закрыть дело в отношении своего старого знакомого Ющенко.

Наконец, дело в отношение Ющенко могло быть закрыто и по причине того, что он согласился на негласную работу на МГБ. У органов были основания не доверять Ющенко и даже подозревать его. Но у них не было прямых улик против Ющенко.

В этих условиях прекращение расследования в обмен на вербовку вполне могло устроить обе стороны.

Таковы наиболее вероятные объяснения того факта, что Ющенко, в отношении которого были серьёзные обоснованные подозрения, в итоге не был наказан, а тихо доработал до пенсии в Хоруживской средней школе, а затем скончался 1992 году в родном селе.
 

Первую часть читайте здесь

 

Юрий Вильнер, Источник - КПУnews

Комитет

 


Версия для печати Обсудить на форуме (0)
Nick: Сообщение:
НОВОСТИ
Пятница, 24.03
Четверг, 23.03
НАШ ОПРОС
КАКОЕ ВТОРОЕ ГРАЖДАНСТВО ВЫ ХОТЕЛИ БЫ ПОЛУЧИТЬ?
Российское
Израильское
Американское
Не хочу получать
Я гражданин только своей страны
Не скажу
Ваш вариант
Любое, только не украинское

©komitet.net.ua, 2006